Повышение Родимцева и возвращение домой

После победоносного завершения Сталинградской битвы 13-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена вторым боевым орденом — Красного Знамени. 62-я армия под командованием Василия Ивановича Чуйкова, в составе которой воины Родимцева с честью прошли все испытания тяжелейших месяцев обороны волжской твердыни, была преобразована в 8-ю гвардейскую. Но 13-й гвардейской дивизии отныне предстояло идти с боями от берегов Волги на запад в составе уже 5-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант Алексей Семенович Жадов. Эта армия, еще будучи 68-й, тоже сражалась в Сталинграде и отличилась при его обороне, за что и была удостоена гвардейского звания.

И самому Александру Ильичу пришлось расставаться в эти дни с соединением, ставшим ему родным, с гвардейцами 13-й, которых совместно пройденные «бои-пожарища» сделали подлинными побратимами Родимцева. Комдив, чье имя воистину стало легендарным в период Сталинградской битвы, был представлен к повышению в должности, и ему вскоре предстояло отбыть в Москву за новым назначением. А 13-ю гвардейскую принял новый командир — генерал-майор Глеб Владимирович Бакланов.

Генерал-майор Бакланов

Генерал-майор Бакланов

Родимцев был от души рад, что именно этот человек стал его преемником на должности комдива. Он знал основные этапы биографии Глеба Владимировича, и эта биография внушала уважение.

Еще до войны Бакланов был известным спортсменом-гимнастом, мастером спорта, чемпионом Москвы. И одновременно осваивал командирскую науку в военном училище. Принял участие в советско-финляндской войне, где получил тяжелое ранение. Великую Отечественную встретил на западной границе СССР, сражался на Березине, под Оршей. После второго, а затем и третьего тяжелых ранений — суровый приговор врачей: к строевой службе непригоден. Однако Глеб Владимирович добился возвращения в строй. В районе Сталинграда он командовал в звании полковника 299-й стрелковой дивизией. 1 марта 1943 года ему было присвоено звание генерал-майора, а затем поступило назначение в 13-ю гвардейскую.

Забегая вперед, скажем что новый командир с честью продолжил и развил славные традиции, которые дивизия обрела под командованием А.И. Родимцева. Соединение сражалось на Курской дуге, освобождало Украину, было удостоено почетного наименования «Полтавской», в августе 1944 года отличилось в Львовско-Сандомирской наступательной операции. А в сентябре 1944 года Бакланов был назначен командиром 34-го гвардейского корпуса 5-й гвардейской армии, во главе этого соединения дошел до Победы, которую встретил на Эльбе. 29 мая 1945 года ему было присвоено здание Героя Советского Союза.

Сдав командование дивизией Бакланову и тепло попрощавшись с боевыми товарищами, Александр Ильич отбыл в столицу, в Наркомат обороны. По пути в Москву он снова и снова возвращался мысленно к суровым месяцам битвы на Волге, с любовью и благодарностью вспоминал о тех, с кем довелось делить тяготы и лишения, горести и радости первых полутора с лишним лет войны. Один из них, командир 34-го гвардейского стрелкового полка Дмитрий Иванович Панихин, сказал на прощальном ужине:
— Мы все надеемся, Александр Ильич, что судьба еще сведет нас, что мы будем снова громить врага под вашим командованием.

Встреча с семьей

А потом мысли летели вперед, в Москву, к семье, которую он не видел с мая 1941-го, почти 2 года. Тогда, уезжая к месту назначения в Первомайск, жену и маленьких дочек с собой сразу не взял — сперва думал устроиться, подготовить жилье. Все это время были только письма Катеринки — ласковые, заботливые.
Позже Екатерина Осипова, вспоминая эти долгие месяцы разлуки, размышляла вслух:

— Переживала? Да, конечно! Хотя это слово не отражает и сотой доли всего того, что было в моей душе. Что бы я ни делала, я все время думала о нем. Во мне словно звенела какая-то струна, натянутая так туго, что — страшно подумать! — вот-вот лопнет. Особенно тревожно было, когда Саша воевал в Сталинграде. Одно дело — просто знать, что твой муж на фронте — вообще на фронте, и совсем другое — понимать, что он в пекле такой тяжелейшей битвы. Конечно, я очень им гордилась: одно время чуть ли не в каждой газете или в сообщении по радио — его имя. Писала ему часто, но коротко: о том, как работаю, живу, о дочках, как он растут. А он отвечал и совсем скупо, да я ведь понимала, что ему не до писания. Оставалось одно — ждать и верить, что все будет хорошо.

А вот что рассказывает Наталья Александровна Матюхина (Родимцева), дочь генерала о том, как отец впервые за войну встретился с семьей:

Отца вывезли в Москву. Три дня он был дома. Когда он подошел к дому в Кропоткинском переулке, то во дворе остановился. Увидел дочь Ирочку, подозвал ее к себе. Я очень ревностно наблюдала: с каким это чужим дядей она так ласково говори?

Зато сердце нашей мамы, его Катеринки, чуть не разорвалось от счастья, радости и неожиданности, когда отец буквально влетел по лестнице на второй этаж, в нашу квартиру. В короткие дни этого фронтового отпуска родители побывали в театре, и с ними произошел эпизод, который они часто вспоминали. Возвращаясь со спектакля, веселые и смеющиеся, мама, ее подруга Дуся Кривенко и отец вошли в метро. Продолжая шутить, они сели в вагон поезда. Народу почти не было, и женщина, сидевшая напротив, укоризненно бросила:

- Родимцев там, в Сталинграде, воюет, а вы тут веселитесь.

Отец ничего не ответил, но, выйдя из вагона, они втроем еще долго-долго смеялись.

На следующий день после приезда отца мама повела нас всех троих фотографироваться в фотоателье у кинотеатра «Ударник». Мудрая мама, она помнила, как долго ей пришлось ждать отца из Испании, а потом с фронта; и она хотела, чтобы память об этой встрече после сталинградских боев осталась в семье. На снимке отец вышел молодой и красивый.

Высылая фото на фронт, мама подписала его: «В честь счастливой семейной встречи после Сталинградской битвы. На этой карточке ты можешь видеть свою тройку, которая любит тебя, ждет тебя, мечтает о тебе. Ждем домой после разгрома врага с победой — любящая тебя твоя жена Катеринка

А новое назначение, которое получил в Москве Родимцев, обрадовало его. Александру Ильичу предстояло принять командование 32-м гвардейским стрелковым корпусом, входившим в 5-ю гвардейскую армию генерала А.С. Жадова. А в составе корпуса находилась… его родная 13-я гвардейская стрелковая дивизия, возглавляемая теперь генералом Баклановым.

Приехав в Москву за новым назначением, генерал-майор Родимцев сфотографировался с семьей

Отзывов нет на «Повышение и возвращение домой» »

Комментарии RSS.

Оставьте свой отзыв

|
Воспоминания близких | Биография | Музей памяти в школе № 26 | Родимцев - писатель | Стихи о войне | Фотогалерея