Владимир Баранчеев – Малая Родина героя

В Шарлык ведет дорога-лента,
Легко из области достичь:
Здесь на гранитном постаменте
Родимцев Александр Ильич!

Иду к нему – не надо гида,
И бюсту, как живому, рад:
Герой Павлито из Мадрида,
Герой боев за Сталинград.

Село Шарлык всему начало:
Здесь он родился, здесь он рос,
И не мечтал быть генералом,
Но генералом стать пришлось.

Россия, моя Россия...

Дмитрий Осипов – Баллада о генерале

Казалось, что земля сгорит дотла.
И смерть солдатам закрывала веки.
…Про Родину не говорят «была»:
Мы верим в то, что Родина – навеки.

Какой бы враг ни осадил ее,
Объявит голос в радиоволненье,
Что в результате яростных боев
Мы переходим в контрнаступление.

И тут не до чинов, не до наград,
И тут на Божью милость не надейся!
…В руинах раскаленный Сталинград,
И бой ведут Родимцева гвардейцы.

Теряя кровь, они врастали в твердь,
Как русские богатыри когда-то.
И, стоя насмерть, победили смерть
13-й дивизии солдаты!

…Судьба страны лежала на весах,
Тогда ее решали наши деды.
И полководца звали Александр,
А это на Руси – залог победы.

У каждого из нас есть звездный час.
И вот когда объявлен он судьбою,
Уже ничто не остановит нас –
Ни в мирной жизни, ни на поле боя.

…И там в полете плавился металл,
Горела Волга, и Всевышний плакал.
А на земле российский генерал
Своих бойцов вел в главную атаку.

Отчаянную доблесть воплотив,
В огне, в дыму, в Истории и в боли
Своей судьбой командовал комдив,
И рок его повиновался воле.

…И враг разбит. Россия спасена.
Становятся легендою герои.
Заплачена суровая цена,
Но Родина дешевле и не стоит.

Пришла Победа…
Много лет назад.
Но как бы память нами ни играла,
Мы вечно помним подвиг тех солдат.

Мы вечно помним имя генерала!

Евгений Долматовский – Боевая песня

Каждый день, каждый час
Крепнет мужество в нас,
В бой идут молодцы-пехотинцы…
С черной свастикой гад
Не вернется назад,
Получив из винтовки гостинцы.

Не вернуться фашистам обратно,
Смерть найдут они в русских полях,
Бей, товарищ, врагов беспощадно,
Стань героем в советских боях…

Пусть дорога трудна,
Да на то и война,
Пусть огонь минометов неистов,
Мы в пылу боевом,
Через смерть перейдем,
Разобьем ненавистных фашистов.

Если будет приказ,
Все готово у нас —
С неба смерть понесем оккупантам,
Мы тряхнем стариной
И порою ночной
Обернемся воздушным десантом.

Мы с отвагой дружны,
Потому и сильны.
Мы железною спайкой гордимся.
Нас ведет за собой
Командир и герой
Наш товарищ, полковник Родимцев.

Римма Казакова – Имя города

История сама себе не рада,
когда ее ломают невпопад.
Вот больше нет на карте Сталинграда.
И появился город Волгоград.

Свистели пули и рвались снаряды
В степном, войной обугленном краю.
Шли в смертный бой «за Сталина» солдаты,
И все-таки – за Родину свою!

Волгоград – это Волга и даль…
Только с именем город не хочет смириться.
Сталинград – это воля и сталь,
Сталинград – это стали и воли столица,
Это нашей Победы столица!

Живут в сердцах, навеки не забыты,
великие и славные стократ
лихие годы Сталинградской битвы
и гордый символ – слово «Сталинград».

Еще нам в жизни это пригодится,
Согреет светлой радостью весны:
Чуйков и несгибаемый Родимцев,
спасители народа и страны!

История сама себе не рада,
когда ее тревожат невпопад.
Ложится дым пожаров Сталинграда
на мирный и красивый Волгоград.

А для героя – высшая награда,
Припомнив ту победу и беду,
Сказав друзьям, что в пекле Сталинграда
он честно заслужил свою звезду!

Сталинагрд

Александр Межиров – Коммунисты, вперед!

Есть в военном приказе такие слова,
На которые только в тяжёлом бою,
Да и то не всегда, получает права
Командир, подымающий роту свою.

Год двадцатый. Коней одичалых галоп.
Перекоп. Эшелоны. Тифозная тьма.
Интервентская пуля, летящая в лоб,
И не встать под обстрелом, сводящим с ума.

Полк шинели на проволоку побросал,
Но стучит над шинельным сукном пулемёт.
И тогда еле слышно сказал комиссар;
«Коммунисты, вперёд! Коммунисты, вперёд!»

Летним утром граната упала в траву,
В приграничном селе покачнулись дома,
«Мессершмитты» плеснули огонь в синеву,
И не встать под обстрелом, сводящим с ума.

И над взорванной Волгой из мёртвых квартир
В Сталинграде без роздыха бил пулемёт.
И тогда еле слышно сказал командир:
«Коммунисты, вперёд! Коммунисты, вперёд!»

Есть в военном приказе такие слова,
Но они не подвластны уставам войны,
Есть — превыше устава — такие права,
Что не всем получившим оружье даны.

Под февральскими тучами ветер и снег,
Но железом нестынущим пахнет земля.
Приближается день, продолжается век.
Индевеют штыки в караулах Кремля.

Повсеместно, где скрещены трассы свинца,
Или там, где кипенье великих работ,
Сквозь века, на века, навсегда, до конца:
«Коммунисты, вперёд! Коммунисты, вперёд!»

 

Феликс Чуев – Память живет

Столько лет этим старым окопам,
Столько лет обороне Москвы,
только лет не забудет Европа,
Как тогда не склонив головы, 

Шла Россия огромно и гордо
Под своею великой звездой,
По огню сорок первого
Несгибаемой страшной пургой!

Я к военной земле прикасаюсь!
Здравствуй, Родина русских людей!
Всепобедного праздника завязь
С каждым годом еще зеленей.

Я беру эту землю в ладони –
Хрупкий порох отцовских минут –
Уходя в нее, память не тонет,
И березы в шинелях растут!

По осени чувство нахлынет,
Подспудное, не напоказ —
Как память горелой полыни,
Есть что-то тревожное в нас.

И радостней сердце забьется
От звука единых имен:
Раевский, Барклай, Рокоссовский,
Родимцев и Багратион.

 

Илья Родимцев, сын А.И. Родимцева – Разговор с отцом

Я разговор, отец, наш вспоминаю,
Про то село, на стыке трех дорог,
Где ты родился, и про степь без края,
И как сказал тебе отец – Учись, сынок

Ты сам не знал, что станешь генералом,
Готовился к боям – на парад.
Испания на прочность проверяла,
«Салют» — тебе кричали – «Камарад!»

Закончена загранкомандировка,
Звезды Героя вспыхнул огонек,
И всесоюзный староста, негромко,
Сказал, вручив ее: — Гордись, сынок!

Здесь я спросил: — Скажи, отец, а все же,
Какому дню ты в жизни больше рад?
И он сказал, подумав, — Тот дороже,
Когда мы отстояли Сталинград.

С Мамаева кургана, не смолкая,
Неслись раскаты и горел закат,
Ты в аппарат хрипел, виски сжимая,
— Резервов больше нет. Держись, комбат!

Когда осталась за спиной лишь Волга,
И до врага всего один бросок,
Ты шел окопом, повторяя только,
— Они здесь не пройдут! Огонь, сынок!

Он помнил все – друзей, войну и детство,
Промчалась жизнь и подошел ей срок,
Он подарил мне книгу, как наследство,
Сказав, — Прими от автора, сынок.

А в год столетья прадеда, смущаясь,
Мой внук пойдет на первый свой урок,
С ним на ступенях школьных попрощаясь,
Ему шепну завет – Учись, сынок!

Евгений Долматовский – Командировка в бессмертье

Перед строем курсантов  стоял генерал,
Там, где сам начинал он курсантом когда-то.
И, закончив свое выступленье, упал,
Смерть настигла его на посту, как солдата.
Завершилось всего лишь пол века в строю,
Путь его оборвался так быстро и просто.
Как теперь сталинградских гвардейцев семью
Известить, что опять их постигло сиротство?
И в Шарлык, за Урал написать я боюсь;
От его земляков хоть на сутки, а скрою,
Что стоящий на площади бронзовый бюст
Превращается в памятник дважды Герою.
Он, как песню о Родине, жизнь свою спел,
Человек легендарный, любимец народный.
До чего же обидно – узнать не успел,
Что в Испании вновь коммунисты свободны.
Хлеб весенней земли я слезою солю…
Но, товарищи, траурным рамкам не верьте:
На пути генерала – ружейный салют
И бессрочная командировка в бессмертье.

|
Воспоминания близких | Биография | Музей памяти в школе № 26 | Родимцев - писатель | Стихи о войне | Фотогалерея