Учеба и первые годы карьеры Родимцева

Призыв

А для Александра Родимцева пора расставания с родными краями наступила в 1927 году. Его призвали в Красную Армию. Александр Ильич вспоминал впоследствии:

«Осенью 1927 я предстал перед призывной комиссией, очень опасаясь, как бы меня не забраковали. Я нарочно выпячивал перед врачами грудь, напрягал мускулы, старался ступать тяжело и вразвалку: вот, мол, какая силенка – полы подо мной дрожат! Но физический труд, знакомый мне с детства, зной и стужа достаточно закалили меня, и врачи в один голос сказали: годен.

Как-то все очень быстро произошло: я не успел сказать о своем страстном желании служить в кавалерии, а уже был назначен в караульную роту. Просить о другом назначении мне казалось неудобным. Что ж, рота – так рота, можно и в пехоте стать примерным бойцом.

Я этого дня началась моя настоящая биография, а все предшествующее было только подготовкой к самостоятельной жизни».

Курсант Московской объединенной высшей военной школы имени ВЦИК

Для прохождения службы Александра Родимцева направили в Саратов. Впервые в жизни выехал он за пределы «малой родины», своего Шарлыкского района и Оренбуржья. И вот уже свои просторы, бескрайние дали перед пареньком, едущим в поезде с командой новобранцев, распахивала огромная, великая страна – Советский Союз, который теперь ему предстояло защищать с оружием в руках. Впервые увидел Волгу – ему, считавшему в детстве, что нет рек на свете шире и глубже родного Салмыша, она показалась бескрайней, как море. Завороженно глядел оренбургский парень на широкую водную гладь. Разве мог он представить себе тогда, что пройдет не столь уж много лет – и для него, для его боевых товарищей-гвардейцев Волга станет рубежом великой, исторической битвы, рубежом огня и свинца, крови и пота, мужества и всесветной славы?

По собственному признанию Александра Ильича, два года действительной службы в армии стали для него «доподлинно и разносторонним курсом житейского университета». Жадно и усердно осваивал он все премудрости солдатской службы; ее «тяготы и лишения», говоря уставным языком, вовсе не были в тягость ему, прошедшему школу крестьянского труда; зато открылась возможность учиться, всесторонне пополнять тот первоначальный багаж, который дала сельская школа. «Я с жадностью набросился на книги, отдавая им каждую свободную минуту, слушал и конспектировал лекции, пристрастился к газетам, увлекся географией и авиацией… — писал он в воспоминаниях. – Я решил учиться с настойчивостью и упорством, на какие только чувствовал себя способным, однако мне постоянно казалось, что и вчера, и сегодня сделано мало, что нужно и можно сделать значительно больше. В армии я вступил в комсомол, и звание комсомольца налагало новые обязанности, которые также сводились к дальнейшей учебе. Эти 2 года действительной службы не прошли для меня даром: я нашел свое признание, свой путь в жизни. Теперь я не мыслил себя вне рядом Красной Армии, с которой сроднился навсегда». Однако, служа в пехоте, Родимцев не забыл о романтической мечте своего отрочества – стать кавалеристом…

Перевод в военную школу

Верно говориться: если человек твердо поставит себе какую-то цель и прилагает все силы для ее достижения, то и сама удача начинает ему покровительствовать, жизненные обстоятельства складываются именно так, как мечтается. Так вышло и у Родимцева.

Когда до увольнения в запас оставались считанные недели, Александра вызвал к себе командир части.

— Как настроение, товарищ Родимцев?

— Боевое, товарищ командир! – отчеканил красноармеец.

— А теперь ответьте мне на такой вопрос: каково сейчас внутреннее положение Советского Союза?

Родимцев несколько удивился: обычно, такие вопросы задают на политзанятиях. С чего это вдруг командир решил проверить его политическую подготовку? Однако вопрос задан, нужно отвечать.

— Внутреннее положение Советского союза крепкое. Осуществляется согласно решениям съезда партии, курс на индустриализацию страны, досрочное выполнение планов пятилетки. Ударными темпами строится Магнитка и Кузнецкий комбинат, Сталинградский тракторный, Турксиб, Днепрогэс…

— Верно, товарищ Родимцев! А международное положение?

— Международное… Враги нашей Родины, империалисты, стараются всячески помешать нам. Так что… — и умолк.

— Так что – что? – улыбнулся командир.

— Так что порох надо держать сухим, товарищ командир!

— Совершенно верно. Ну а вы сами – чем собираетесь заняться после действительной?

«Не сглазить бы!» — подумал Родимцев, в душе уже давно определивший свою дальнейшую стезю. Ответил уклончиво:

— Может быть, домой вернусь, землю пахать буду, хлеб растить…

— Хлеб растить – дело, конечно, благородное и нужное. Но вы же сами, товарищ Родимцев, сказали, что порох нужно держать сухим. Вы показали себя бойцом усердным и толковым, с дисциплиной, боевой подготовкой у вас полный порядок. Как вы посмотрите, если вам предложат остаться в армии, учиться на командира?
У Александра дух захватило. Командир будто угадал его заветное желание!

Дрогнувшим от волнения голосом, он звонко и торжественно отчеканил:

— Сочту великой честью служить трудовому народу!

По совету командира он подал рапорт по команде с просьбой разрешить ему остаться в кадрах РККА и сдавать экзамены для поступления в Московскую объединенную высшую школу имени ВЦИК. Родимцев очень хотел осваивать военную науку именно в этом учебном заведении, уже тогда прославленном. Александр знал, что создано оно было в декабре 1917 года — одним из первых после революции, и называлось тогда Первой московской революционной пулеметной школой РККА. Располагается в Кремле, поэтому учащихся в нем называют «кремлевскими курсантами». В гражданскую кремлевские курсанты охраняли Кремль, Советское правительство, многие из них героически сражались на фронтах.

Впоследствии это военное училище будет называться: Московское высшее военное общекомандное ордена Ленина, Краснознаменное училище имени Верховного Совета РСФСР. Его слава будет приумножена подвигами бывших «кремлевских курсантов» на фронтах Великой Отечественной войны. 70 из них станут Героями Советского Союза, а трое будут удостоены этого звания дважды, в том числе – легендарный генерал Александр Ильич Родимцев.

Александр держал вступительные экзамены на кавалерийское отделение школы. Задача была непростой. Первое испытание – по конному делу – прошел на «отлично». Потом последовали специальные военные дисциплины – с ними тоже справился успешно. Но вот общеобразовательные дисциплины оказались более крепким орешком: пробелы, оставшиеся со времен Шарлыкской сельской школы, до конца не удалось восполнить самостоятельными занятиями в годы действительной службы. Однако хотя и с трудом, но сдал и математику, и русский язык. И вот – зачислен! Радость Родимцева была безграничной: его мечта начала осуществляться.

Александр Ильич писал, вспоминая начало своей учебы в Военной школе имени ВЦИК:

Еще мальчонкой я считал себя отличным наездником, да так говорили обо мне и первые авторитете в нашем Шарлыке. Однако теперь мне пришлось учиться заново: мою манеру ездить и управлять конем командир назвал «веселым кустарничеством».
Военному делу я учился с огромным интересом: оно поглощало меня всего; в джигитовке и рубке я быстро добился немалых успехов, хотя и приходилось не раз побывать под конем. Впрочем, для молодого, физически развитого спортсмена подобные неприятности были нипочем – они лишь закаляли азарт, воспитывали силу и ловкость. Особенно увлекался изучением важнейших операций периода Первой мировой и Гражданской войн: каждая строка воспоминаний участников легендарных рейдов конницы Буденного звучала для меня, как песня.

Родимцев дотошно изучал и настойчиво закреплял на практике командирское мастерство, тактику, осваивал все виды вооружения и военной техники. Особый интерес проявился к пулеметам. Александр хорошо изучил системы ручных пулеметов, а по станковому – «максим» — со временем стал настоящим асом: разбирал и собирал с закрытыми глазами, а мишени не просто поражал снайперски, но мог при желании и вывести очередью замысловатый вензель.

Занятия оставляли мало свободного времени; но если оно выдавалось, парень из далекого Оренбуржья посвящал его знакомству со столицей, ее достопримечательностями. Старался не пропускать ни одной интересной выставки, театрально постановки, ни одного фильма, побывал во всех наиболее известных музеях. Благо рядом оказался хороший «гид». В одном эскадроне с Родимцевым учился Дмитрий Цурюпа – сын известного революционера, первого наркома продовольствия в Советском правительстве. Александр и Дмитрий подружились, и товарищ-москвич был рад «подарить» Родимцеву столицу Советского Союза – свой любимый и хорошо знакомый город.

Вместе с Дмитрием Цирюпой и еще одним другом-однокашником, Николаем Лариным, Александр Родимцев в один из дней заступил в караул на «пост №1» — у Мавзолея В.И. Ленина. Такое доверие оказывалось только отличникам боевой и политической подготовки, лучшим из лучших «кремлевских курсантов».

Назначение в кавалерию

Окончив училище в 1932 году с отличием, Александр Родимцев получил назначение в 61-й кавалерийский полк, дислоцировавшийся в Москве. Вначале его аттестовали на должность командира взвода, а некоторое время спустя перевели инструктором в полковую школу. Теперь все премудрости конного дела, которым его учили в Военной школе имени ВЦИК, он передавал молодым бойцам – передавал умело, щедро, чутко. «Я понимал, — после он впоследствии, — как важно постоянно входить в каждую мелочь жизни и быта солдата, беречь его и заботиться о нем, чтобы воин видел в своем командире не только строгого, требовательного руководителя, но и чуткого, отзывчивого товарища». С самых первых своих командирских шагов он всегда был для бойцов именно таким товарищем. Ум, интуиция, широкая и добрая душа подсказали ему, может быть, самую главную заповедь военачальника: если хочешь, чтоб твои приказы всегда выполнялись беспрекословно и самоотверженно, чтобы подчиненные готовы были идти за тобою в огонь и в воду, — стань им по-настоящему «отцом родным», верь в них, и они так же свято поверят в тебя. Этой заповеди Родимцев следовал на всем своем боевом пути, и именно это, наверное, стало главным залогом великого мужества и героизма его солдат, его гвардейцев…

В зимнее время занятия проводились в военном городке части, в учебных классах, в манеже, на плацу. А летом полк выезжал в лагеря, расположенные в Подмосковье, в лесу у реки. Маневры, ночные марши, стрельбы… В это время наезжать в Москву приходилось редко. Но если получалось, то Александр непременно старался повидаться со своим односельчанином и другом детства, соседом по улице Володей Шеиным – тот теперь работал в столице. В один из таких визитов застал у Володи его младшую сестру Катю – ту самую, которой малолеткой спас в Салмыше. Теперь Катеринка выросла и стала настоящей красавицей. Она выучилась на железнодорожного диспетчера и недавно тоже, как брат, получила назначение в столицу, на Московскую железную дорогу.

Свадьба

Как-то сразу, неожиданно для самого себя, Александр крепко влюбился в свою землячку. Прошло немного времени, и он предложил ей, как говорится, руку и сердце. Катя не то, чтобы согласилась «с ходу», но и раздумывала недолго: Саня еще с Шарлыка был ей по сердцу, тем более где уж тут устоять против лихого командира-кавалериста – тот же, считай, гусар, только без усов!

Молодые супруги

Молодые супруги

Вскоре Александр привел молодую жену в военный городок своего полка. Она была в желтой футболке со шнуровкой, темной простенькой юбке и холщевых спортивных тапочках – типичная советская работница 30-х годов прошлого века. Все «приданное» уместилось в потертом ученическом портфеле. Родимцевым отгородили фанерной стенкой угол в комнате, где жил его однокашник по военной школе, а теперь сослуживец Николай Ларин – тоже с молодой женой.

Зажили, прямо скажем, не шибко шикарно в материальном отношении, однако весело и насыщенно, в любви да в ладу. Все заботы и радости делили пополам, быстро обросли хорошими друзьями – в основном из таких же молодых командиров-женатиков. Вместе отмечали большие праздники страны и свои личные торжества; когда удавалось выкроить время, устаивали культпоходы в театры и музеи, скромные пикники на природе. Пришло время, и семья Родимцевых приросла, появилось маленькое счастье – дочь Иринка.

Отзывов нет на «Учеба, начало карьеры» »

Комментарии RSS.

Аварийное замена замков 8 (3812) 37-85-87

Оставьте свой отзыв

|
Воспоминания близких | Биография | Музей памяти в школе № 26 | Родимцев - писатель | Стихи о войне | Фотогалерея